Комментарии: (0)
Добавить страницу в закладки
Автор:
Написал: veila   Дата: 18:34 17.08.2010
   
Жанна ЛАЗОВСКАЯ, Рэспубліка
Через пять лет в Беларуси начнут пересаживать кожный покров, выращенный в лабораторных условиях.

Кожа наше все. Различать температуру окружающей среды и ощущать прикосновения отнюдь не единственная ее задача. На этот самый большой и жизненно важный орган человеческого тела, который может иметь площадь в два квадратных метра, возложено очень много функций. К примеру, кожа защищает от проникновения внутрь организма чужеродных веществ и возбудителей болезней, регулирует обмен тепла между организмом и внешней средой, поэтому и в жару, и в холод температура тела здорового человека остается постоянной – 36,6 градуса. Помимо этого, кожа выводит шлаки, участвует в водно-солевом, углеводном, белковом обмене, а также формировании иммунной системы.

Когда кожа получает травму, страдает весь организм. Особенно опасен для нее ожог: восстановление кожного покрова, если оно в принципе возможно, растягивается на долгие месяцы. Из-за сниженного иммунитета возникают серьезные заболевания внутренних органов. Само лечение очень дорогостоящее – до 80—90 тысяч долларов при тяжелых степенях ожога.

— В нашей стране каждый год ожоги получают около 30 тысяч человек, — говорит Яков Кошельков, доцент кафедры неотложной хирургии БелМАПО, куратор хирургической части в Республиканском ожоговом центре. – Приблизительно 10 тысячам нужно проходить лечение в стационаре, из них 10—15 процентов – сложные пациенты, которым необходима интенсивная терапия. К сожалению, из года в год смертность от ожогов не снижается: каждые 12 месяцев мы теряем приблизительно 250—300 человек. Часть из них гибнет от гнойно-септических осложнений – воспаления легких, сепсиса. Шансы выжить есть приблизительно у 15 процентов тех, кто поступает с глубоким ожогом III степени тяжести и площадью поражения кожного покрова более 30 процентов. Но процент выживаемости может стать выше, если в дело пустить "тяжелую артиллерию" — биотехнологии.

Сегодня хирурги-комбустиологи глубокие раны от ожогов закрывают пересадкой собственной кожи пациента. Если площадь ожога превышает 20 процентов, возникает абсолютный дефицит донорских ресурсов. В таком случае нужно ждать, пока донорские раны заживут, а затем с них вновь брать кожу. Иногда обожженным нужно перенести от 10 до 30 операций с перерывом где-то в три недели между каждым этапом. Применение биотехнологий, о которых говорит Яков Кошельков, способно значительно облегчить непростую участь обожженных людей, ускорить их выздоровление.

В Беларуси на протяжении последних пяти лет ученые проводят уникальные разработки – отыскивают наиболее эффективные технологии размножения эпителиальных клеток кожного покрова. Проще говоря, выращивают кожу. Сегодня ученым уже удалось добиться успешного размножения двух видов клеток: фибробластов и кератиноцитов.

Инициатор и руководитель этого проекта – Ирина Гурманчук, заведующая лабораторией гемо- и лимфосорбции Центральной научно-исследовательской лаборатории Белорусского государственного медицинского университета.

— Идея применения в Беларуси клеточных биотехнологий для аутодермопластики возникла во время стажировки в Берлинском университете в 1995 году, — говорит Ирина Евгеньевна. — Ее поддержал академик Иосиф Вениаминович Вотяков. С тех пор мы поэтапно воплощаем ее в жизнь.

Один из участников проекта – Ольга Петракова, ведущий научный сотрудник ЦНИЛ БГМУ.

— Для закрытия раневых поверхностей в мире используют в основном эти два вида клеток, — говорит Ольга Петракова. – Технологии выращивания фибробластов и кератиноцитов по отдельности уже проработаны досконально, но для воссоздания структуры, подобной коже, их нужно соединить. Как раз сейчас мы и занимаемся созданием биологической композиции на их основе. Уже есть первые успехи.

В ближайшие пять лет планируется "доращивать" кожный покров в лаборатории. Кроме разработки клеточной композиции, ученые намерены выработать рекомендации для оптимального применения метода в клинической практике.

— Для различных типов ран, скорее всего, будут рекомендованы и разные методы нанесения клеток, — поясняет Ольга Петракова. — Например, для обширных, скорее всего, больше подойдет метод распыления, в случае небольших глубоких ран — выращенные клетки лучше наносить на повязках.

По словам Ольги Петраковой, любой биологический продукт, выращенный в пробирке, должен пройти длительные испытания, чтобы доказать свою биобезопасность. Пять лет для этого должно быть вполне достаточно.

Кстати, эту работу сотрудники ЦНИЛ БГМУ проведут совместно со специалистами Республиканского ожогового центра в рамках Государственной научно-технической программы "Новые технологии диагностики и лечения".

— Представьте, из кусочка кожи в 10 квадратных сантиметров в течение трех недель можно получить пласт эпидермиса в 10 тысяч квадратных сантиметров, — говорит Яков Кошельков. – Если разработки воплотятся в жизнь, это будет иметь огромное значение, и не только для комбустиологии. Выращенный кожный покров можно будет применять для закрытия ран при травмах, трофических язвах, косметических дефектах.

Наша кожа — это:

- около 5 млн. волосков;
- содержит 60 % влаги, у детей до 90 %;
- сто пор на каждый квадратный сантиметр;
- двести рецепторов на каждый квадратный сантиметр;
- средняя толщина кожи — 1—2 мм;
- кожа чуть грубее и толще на подошвах, тоньше и прозрачнее на веках;
- вес кожи без гиподермы составляет 4—6 % общего веса тела;
- в среднем 18 кг ороговевшей и вновь заменившейся кожи в течение всей жизни взрослого человека. 

Комментарии
 

Комментарии отсутствуют
Яндекс.Метрика Страница создана за 0.021 секунды